среда, 2 июля 2008 г.

Электромагнитные поля и здоровье человека

В наше время считается модным, удобным и престижным, если сумеешь упаковать своё жилище бытовой техникой под завязку. Чем больше в квартире электрических приборов, помогающих в быту, тем комфортнее. А между тем учёные и врачи мира все жарче спорят о таком факте, как загрязнение жилого пространства электромагнитными излучениями.

Ученым Московского института биофизики, например, при облучении сердца лягушки высокочастотным электромагнитным полем в течение всего лишь 5-10 минут при очень низкой интенсивности сигнала удавалось остановить сердце каждой второй лягушки! А о вреде мобильных телефонов сейчас не говорит только ленивый. Дошло до того, что в Великобритании даже была прекращена продажа мобильников, предназначенных специально для детей. При этом производители мобильных телефонов настаивают на том, что их продукция не наносит никакого вреда здоровью человека. А по наблюдениям ученых Бристольского Королевского госпиталя, микроволновые излучения, оказывается, даже улучшают умственную деятельность.

Сегодня мы попытаемся хоть немного прояснить эту запутанную ситуацию с электромагнитными излучениями в быту и поговорим об их влиянии на здоровье человека. Со мной в студии доктор медицинских наук, профессор, председатель Российского национального комитета по защите от неионизурующих излучений, член научно-консультационного комитета программы Всемирной организации здравоохранения "Электромагнитные поля и здоровье человека", научный руководитель Центра электромагнитной безопасности при Институте биофизики Минздрава России Юрий Григорьевич Григорьев.

Юрий Григорьев: Здравствуйте!

Ольга Копылова: Итак, в течение этого часа мы будем говорить о том, какую опасность для здоровья представляет современная бытовая техника и электроника и как защитить себя от вредных электромагнитных излучений. Звоните нам и задавайте свои вопросы нашему гостю.

Юрий Григорьевич, исследования влияния магнитных полей на здоровье человека начались, как я выяснила, где-то в 60-х годах. И касались они тогда, в основном, работников промышленных предприятий, которые имели контакт с генераторами электромагнитного излучения, с большими, мощными генераторами.

Юрий Григорьев: Это необязательно. Это могли быть любые приборы, любые источники электромагнитного излучения.

Ольга Копылова: В те времена было выявлено заболевание, которое так и называлось, – радиоволновая болезнь. Она проявлялась в виде слабости, раздражительности, у нее было много других признаков. Таким больным даже выдавали молоко, у них был укороченный рабочий день, предоставлялись различные льготы. То есть это было очень серьёзно. Расскажите, пожалуйста, что это такое – радиоволновая болезнь, и можем ли мы быть ей подвержены сейчас, учитывая обилие электроники, техники, которая нас окружает?

Юрий Григорьев: Здесь надо чётко себе представить: та эпоха, когда формировался термин "радиоволновая болезнь", относится к тому периоду, когда была очень плохая техника безопасности. И те рабочие и служащие, которые имели дело с генераторами, подвергались весьма интенсивному воздействию электромагнитных полей. Поэтому вполне оправдана была такая терминология. Кстати, за границей эта терминология не принималась, на неё только сейчас начали обращать внимание. Я, выступая на конференции в Женеве, просил не заострять на этом внимание, потому что все воспримут это так: в России есть такая болезнь, а в других странах её нет. Но это в свою очередь говорит о том, что электромагнитное поле, безусловно, опасно, и его воздействие необходимо жестко нормировать. Проблемы нормирования рассматривались еще в Советском Союзе, потому что нужно было обращать внимание на переоблучение рабочих. Тот период не стоит переносить на нынешний, потому что техника безопасности на производствах изменилась в лучшую сторону, и все наши жёсткие нормативы соблюдаются. Таким образом, никаких патологий в виде болезней мы в настоящее время не имеем.

Ольга Копылова: А что вы можете сказать об изобилии бытовых электрических приборов дома, в городе, в нашей повседневной жизни? Мы вообще не знаем, где какая станция, где какой генератор. А, может быть, у меня над головой, на крыше стоит базовая антенна мобильной станции? Я каждый день езжу в метро, причем достаточно часто, и провожу там длительное время. Я не знаю, какое на меня оказывает влияние метро в плане электромагнитных полей. Мне хотелось бы знать, какое воздействие на меня оказывает всё это окружение?

Юрий Григорьев: Здесь есть определённая сложность, качественно новая сложность. В ситуации производства в условиях Советского Союза, например, было просто облучение. Сейчас, вы совершенно правильно говорите, что мы облучаемся везде. Начнем с сотовой связи. Базовая станция, которая обеспечивает связь, безусловно, нас всех облучает ежедневно, круглосуточно. И детей, и беременных, и стариков, и больных. Такого никогда не было. Вы едете в метро – там люди разговаривают по телефонам, – значит, и в метро есть базовые станции. Более того, когда по телефону говорит ваш сосед, то обязательно облучаетесь и вы, сидя рядом с ним.

Ольга Копылова: Причем по интенсивности получается равное облучение – у того, кто говорит по телефону, и у меня, которая просто сидит рядом.

Юрий Григорьев: Совершенно верно. Поэтому в Японии, например, запрещено разговаривать в купе поезда, например. Возьмем сам сотовый телефон. Все им пользуются, и иллюзий быть не должно – он работает на электромагнитном поле. Поэтому как только вы поднесли телефон к уху, начали разговаривать, сразу начинается процесс облучения внутреннего уха (где есть чувствительные образования вестибулярного аппарата, слухового аппарата) и височной доли. И это происходит ежедневно, облучаются взрослые и дети, это совершенно новая ситуация. Кроме того, дома сейчас действительно напичканы самой разнообразной техникой, то же можно сказать об офисах, можно сказать, что мы живём в электромагнитном хаосе.

Ольга Копылова: Юрий Григорьевич, чуть позже мы обязательно поговорим о влиянии электромагнитного облучения на здоровье человека, какие системы, прежде всего, страдают, и как от этого защититься. А сейчас у нас есть телефонный звонок, давайте на него ответим. Алло, здравствуйте, мы вас слушаем. Говорите, пожалуйста!

Слушатель: Добрый день! У меня вопрос о беременных женщинах. Не вредно ли им проходить УЗИ и томографию плода? Не вредно ли это?

Ольга Копылова: Спасибо, это очень хороший вопрос. Многие медицинские исследования так или иначе связаны с электромагнитными излучениями.

Юрий Григорьев: На сегодня это считается безвредным. Но я знакомился с некоторыми точками зрения, и есть мнение, что у нас пока недостаточно данных, чтобы судить об этой проблеме. Требуются дальнейшие исследования.

Ольга Копылова: Кстати, количество выполняемых ультразвуковых иследований плода ограничено во время беременности. По-моему три раза за всю беременность рекомендуется делать УЗИ.

Юрий Григорьев: Больше не рекомендуется. У нас срабатывает предупредительный принцип: информации у нас до сих пор накоплено мало, поэтому если вы идёте на обследование, лучше сделать одно, а не четыре. То есть только по крайней необходимости.

Ольга Копылова: Хочется сказать несколько слов по поводу недостаточности знаний относительно отдалённых последствий таких воздействий. Я разговаривала с очень интересным врачом-эндокринологом, который рассказал, что у них на кафедре обсуждается такая проблема: поколение 70-х-80-х. Когда они были детишками, тогда направо и налево делалось УВЧ. Проблемы с горлом – УВЧ, ушки – УВЧ, горло – УВЧ.

Делали эти процедуры очень много и бесконтрольно, а, в общем-то, просто ради теплового эффекта. Очень серьезный рост различных заболеваний щитовидной железы в наше время, кстати, не только онкологических, врачи связывают с тем УВЧ-облучением, которому подвергались дети 70-х-80-х годов. Прошло три десятка лет, и только сейчас выявлена эта закономерность. В те времена, возможно, эти последствия невозможно было предугадать.

У меня к вам вопрос – не по поводу УВЧ, а связанный с современными средствами связи. С чем мы столкнёмся через десятилетия? Мы можем хоть немножко спрогнозировать ситуацию? Учёные дают какие-то прогнозы?

Юрий Григорьев: В отношении облучения детей и последствий я подтверждаю эту связь. Тогда цель действительно ставилась – прогреть какой-то орган, но нормы, конечно, не соответствовали тем, какими они должны быть. Поэтому сейчас мы видим последствия.

На сегодняшний день имеется весьма неутешительный прогноз по поводу отдалённых последствий при использовании, в частности, сотовых телефонов. Потому что взрослые используют телефоны очень активно, а дети находятся рядом. И они более чувствительны к электромагнитным излучениям, нежели взрослые. У детей только формируются мозг, память, развиваются умственные способности. Головной мозг ребенка в современных условиях облучается постоянно, ежедневно!

В отношении взрослых уже проведено немало научных исследований, и можно сказать с определённостью о возможных последствиях, в частности, опухолях мозга, миомах слухового нерва. Я бы хотел остановиться на этом подробнее. В этом году опубликованы две большие группы исследований шведских и датских учёных.

Шведы заявляют о возможных последствиях в виде развития опухолей. Но тут есть деталь: они разделили огромную армию своих пациентов (а их было 1 600 человек) на пять возрастных групп: до 20 лет, от 20 до 29, 30 и так далее. Статистически наиболее подверженным к образованию опухолей оказался возраст от 20 до 29 лет. И когда они детально всё проанализировали, то выяснили, что эти лица уже в детстве пользовались сотовыми телефонами. То есть это вполне похоже на ситуацию 30-летней давности, когда всех детей, едва ли не поголовно, отправляли на прогрев носа, например.

Ольга Копылова: Юрий Григорьевич, но тогда-то ещё были аналоговые мобильные телефоны, а сейчас используются цифровые. И вот как раз производители этих самых цифровых телефонов и говорят о том, что вредны были только аналоговые телефоны, а цифровые, якобы, безвредны. Вы можете как-то прокомментировать ситуацию?

Юрий Григорьев: Я думаю, что практически разницы большой нет – цифровые или аналоговые телефоны – и те и другие, безусловно, опасны. Датские учёные, кстати, не установили статистически значимых данных выхода опухолей, какая группа им более всего подвержена. Есть и другие усыпляющие бдительность исследования, которые вызывают подозрения в том, что являются заказными. Совершенно ясно, кем и почему они заказаны. Трактовка разных исследований тоже может быть разной. Но моя точка зрения такова. Сейчас ведется международная специальная программа по исследованиям опухолей, в этом процессе участвуют двадцать две страны. Я хорошо знаю руководителя этой программы, он родом из Канады и возглавляет Онкологический союз. Через несколько лет исследование завершится, и мы получим результаты.

Ольга Копылова: И всё же, думаю, наших детей надо поберечь именно сейчас. Вдруг результаты окажутся неутешительными, а мы потеряем эти три года? Вопрос по поводу мобильных телефонов: каковы же средства самозащиты? Перечислите, пожалуйста, на что следует обратить внимание. Мы не можем всё-таки полностью от них отказаться, хотя я знаю, что вы, например, практически не используете сотовый телефон, а сегодня специально ненадолго включили его только для того, чтобы мы встретились вовремя.

Юрий Григорьев: Речь идет о том, что необходимо проводить профилактические мероприятия, как это принято в российском здравоохранении. Во-первых, должен быть режим чрезвычайной предосторожности – это предупредительный принцип. И снижение опасности – временем (нужно как можно меньше разговаривать по телефону) и расстоянием (надо пользоваться только современной аппаратурой, современными комплексами, то есть, когда вы имеете, например, систему "свободные руки", тогда ваш головной мозг не облучается). Что касается детей, то здесь виноваты родители. Они сами вводят детей в группу риска, покупая им сотовые телефоны и не контролируя продолжительность их разговоров. С детьми необходимо обсуждать вопросы здоровья, телефон не должен быть элементом престижа.

Ольга Копылова: Это очень сложно.

Юрий Григорьев: Родители должны над этим работать. Сейчас мы пытаемся провести исследование в городе Химки, в лицее № 10, в центре нашего исследования дети с первого по четвертый класс, которые пользуются мобильными телефонами, и те, которые не пользуются мобильными телефонами. И директор, и родители, и сами дети понимают важность этого исследования.

Ольга Копылова: Я понимаю, что это исследование на перспективу, оно продлится ещё не один год. А сейчас для детей предлагаются телефоны, которые дают минимальное электромагнитное излучение. И есть такая характеристика, которая должна присутствовать в паспорте телефона, – в нем обязательно должно встретиться упоминание о SAR – специфической величине поглощения. Она показывает уровень поглощаемой энергии в ваттах на килограмм мозга. Чем ниже эта величина, тем лучше. По рекомендациям, она не должна превышать 1,6. И тут у меня к вам вопрос: таковы нормы западных стран. А как обстоят дела у нас? Какие нормы приняты в России?

Юрий Григорьев: Надо покупать современные телефоны, это самое главное. Потому что в новых моделях более современные антенны, и есть приспособления, которые гасят мощность, если базовая станция находится рядом. То есть вы продолжаете разговаривать при меньшей мощности. Что касается надписи SAR, это ни о чем не говорит. SAR – это поглощённая доза, они ведут нормирование по поглощенным дозам. В России – другие подходы к нормированию. Но, во всяком случае, их нормы несопоставимы с нашими, у нас более жёсткие. Так что то, что там написано, может быть, и соответствует их нормативам, но они не соответствуют нашим, российским нормативам.

Ольга Копылова: То есть надо смотреть. Чтобы там было написано не 1,6, а 1,2, например. Дорогие мамы, папы, бабушки и дедушки, пожалуйста, будьте внимательны! Особенно, когда покупаете мобильные телефоны вашим детям.

Юрий Григорьевич, у нас есть телефонный звонок, давайте на него ответим. Алло, здравствуйте, мы вас слушаем!

Слушатель: Добрый день! Мой первый вопрос – о радиотелефонах. Там есть база, которая подключена к розетке, и трубка, которую можно носить по квартире. Влияет ли сама трубка на уровень излучения или опасна только база? Второй вопрос – о режиме ожидания в электронных приборах. Приборы в режиме ожидания излучают электромагнитные волны? Каков уровень излучения и насколько он опасен для человека?

Юрий Григорьев: К сожалению, имеются результаты исследований, в частности шведских ученых, которые считают, что так называемый шнуровой телефон достаточно опасен и даже может привести к развитию опухоли. Хотя интенсивность воздействия значительно ниже, чем у сотового телефона. В режиме ожидания идёт волна, но очень низкой интенсивности, так что здесь вроде бы серьезной опасности нет. Но я бы не рекомендовал длительное время находиться рядом с прибором, который работает в режиме ожидания.

Ольга Копылова: У нас есть ещё один телефонный звонок.

Слушатель: Здравствуйте, я звоню из Лыткарино. У меня вопрос к Юрию Григорьевичу по поводу микроволновок. Как влияет микроволновка при приготовлении пищи и меняется ли её структура?

Юрий Григорьев: Вопрос этот практически не ко мне, но я знаю одну работу, которая выполнена в Институте физики Академии наук, так вот, её автор считает, что структура пищи меняется. Но во всех других книгах и исследованиях легко найти противоположную точку зрения. Так что однозначно я на ваш вопрос ответить не могу.

Ольга Копылова: А что касается микроволновой печи, насколько опасно её излучение?

Юрий Григорьев: Микроволновая печь работает на частоте 2450 мегагерц, это стандартный режим. Там предусмотрена практически полная защита. Но так получается, что со временем нижний правый угол иногда начинает подсвечивать. Так показывает наш опыт. С течением времени меняется микроструктура дверцы. Я бы рекомендовал использовать микроволновую печь в течение максимум 4-5 лет. Когда вы закладываете что-то в микроволновую печь, сразу отходите в сторону.

Ольга Копылова: А на каком расстоянии от работающей микроволновки можно находиться? Я знаю, что многие включают печку, она работает, а они сидят, едят рядом.

Юрий Григорьев: На расстоянии полутора метров, не меньше.

Ольга Копылова: И ещё. Уважаемые хозяйки, не забывайте следить за чистотой и исправностью дверцы вашей печки. При неплотном её прилегании вы можете получить дополнительную дозу облучения.

У нас еще один телефонный звонок. Алло, здравствуйте!

Слушатель: Добрый день! У нас на даче рядом с домом проходит высоковольтная линия, в 110 киловольт. Является ли это вредным для здоровья?

Юрий Григорьев: Я бы сказал так: слово "рядом" не очень удачно. Я приведу размер санитарно-защитных зон, охранных зон в зависимости от линий электропередач. Если у вас 220 киловольт, то 25 метров – это защитная линия. Далее – фактически не опасная зона. Но вы можете защититься – нужно сажать высокие растения, которые хорошо экранируют 50-герцовое магнитное поле.

Ольга Копылова: У нас сегодня очень много телефонных звонков. Давайте дадим возможность слушателям "Радио России" высказаться.

Слушатель: Здравствуйте! Я ваша постоянная радиослушательница, мы слушаем ваши передачи всей семьей. У вас замечательная передача и очень интересные гости. Мы хотим задать такой вопрос. У нас есть дом за городом, и он находится в десяти километрах от крупного аэропорта. У нас сотовый телефон буквально сходит с ума, такие сильные помехи бывают. Ещё в доме мы сделали теплый электрический пол. Как это всё влияет на здоровье?

Юрий Григорьев: Вы находитесь в не очень хорошей ситуации. И ещё добавили теплый пол. Мой вам совет – вызвать специалиста и проверить магнитное поле, 50-герцовое, в вашем поле. Потому что если там не осуществляется компенсация электромагнитного поля, то вы очень сильно переоблучаетесь.

Что касается аэропорта, нужно вызвать санэпидстанцию, то есть обратиться в Роспотребнадзор и требовать от них протокола измерений. Откровенно говоря, радары считаются очень сильными источниками электромагнитного облучения. А, главное, они практически постоянно действуют. Если вы находитесь в зоне радарного поля, это очень плохо. А помехи в телефонах косвенно указывают на то, что к вам приходит это излучение.

Ольга Копылова: Очень жаль, что мы не можем ничего с этим поделать.

Юрий Григорьев: Можно обратиться в Роспотребнадзор, и в аэропорту, возможно, смогут изменить направленность излучения. Надо этого добиваться.

Ольга Копылова: Юрий Григорьевич, давайте резюмируем. Всё-таки, какое влияние на здоровье человека оказывает электромагнитное излучение? На какие органы и системы организма оно, прежде всего, влияет? Потому что мы говорим о некоей опасности, но не объясняем, какова она.

Юрий Григорьев: В самом начале программы вы упомянули лягушек. Эти опыты ставил непосредственно я. Хочу сказать, что кроме интенсивности, есть еще модуляция, модулированное поле, которое усугубляет воздействие и не дает нам ориентироваться только на уровень интенсивности. Это очень важно. Что касается остановки сердец лягушек, там как раз была особая модуляция.

Ольга Копылова: Я хочу здесь немного добавить. Человеческий организм тоже ведь управляется не без помощи электричества. Речь идёт, прежде всего, о сигналах нервной системы, которые мозг посылает к мышцам, и наоборот. Вопрос: могут ли повлиять, помешать нормальной проводимости нервных импульсов эти самые электромагнитные поля? Кстати, когда мы включаем радиоприемник и звонит мобильник, мы слышим помехи. Вот такие же помехи в нашем организме могут возникнуть, если те же электрополя действуют и на нас?

Юрий Григорьев: Я попробую ответить коротко. Вокруг нас работают базовые станции с различными частотами. Значит, организм вынужден отстраиваться и воспринимать их по-разному. В этом состоит некий элемент сложности. Дальше, какие критические системы существуют? На первом месте – нервная система. В связи с этим большое беспокойство, и у меня в частности, вызывают дети.

Ольга Копылова: Вегетативная нервная система, аритмия…

Юрий Григорьев: Бессонница, головные боли, всё это наблюдается. Вторая система – это иммунная система. У нас есть данные, что иммунная система тоже страдает. И, наконец, эндокринная система. Я прошу обратить ваше внимание на то, что у нас предельно допустимый уровень, в который мы укладываемся, он основан на хроническом действии непатологических эффектов. А иностранцы основывают свои нормативы на острых воздействиях, когда достаточно, скажем, одного факта облучения (а ведь по телефону мы годами говорим!), и на тепловых эффектах. То есть отталкиваются они от патологии, и только тогда вводят коэффициент запаса. Это необходимо учитывать. Яркие, острые нарушения мы вряд ли будем наблюдать, а отдалённые последствия – возможно.

Ольга Копылова: Спасибо большое! Давайте ответим ещё на один звонок, это межгород, человек ждёт уже достаточно давно. Алло, здравствуйте, говорите, пожалуйста, мы вас слушаем!

Слушатель: Здравствуйте! Какова мощность базовой станции? У нас в двух метрах от окна установили антенну базовой станции.

Ольга Копылова: Вы в городе живете?

Слушатель: В городе. И ещё, какова максимальная мощность излучения сотового телефона?

Юрий Григорьев: Мне не совсем ясно, как могут установить базовую станцию напротив окна. Это очень плохо. Базовую станцию устанавливают с разрешения СЭС, на неё заводят паспорт, и все измерения на неё должны быть там представлены. По вашей просьбе, по вашему требованию вам предоставят все эти данные. Если базовая станция установлена на крыше жилого дома, то направление излучения идет вне дома. Поэтому жильцы дома волноваться не должны, особенно жильцы верхних этажей могут расслабиться. Но если ваши окна находятся напротив базовой станции, тогда излучение идет прямо к вам.

Ольга Копылова: Куда нужно обращаться?

Юрий Григорьев: В санэпидемстанцию, в СЭС. Либо – в Роспотребнадзор. Если вы живете в Москве, вам необходимо обратиться в московскую санэпидемстанцию. У них есть специалисты и необходимые приборы для измерения уровня электромагнитного излучения, и они несут ответственность за установку базовых станций.

Ольга Копылова: Юрий Григорьевич, наши помощники в студии очень просят меня задать вам такой вопрос. Ведь существуют и физические поля, которые влияют на нас естественным образом. Я говорю о так называемых тектонически активных зонах и, например, о магнитных бурях. Можете ли вы сказать об этом буквально несколько слов? Ведь эти явления того же порядка, только от нас никоим образом не зависящие.

Юрий Григорьев: Я много лет занимался еще и радиационной безопасностью космических полётов и поэтому бури, солнечные бури исследовал внимательно. Да, влияние есть, и мы ничего не можем с этим сделать.

Ольга Копылова: Каким образом проявляется это влияние?

Юрий Григорьев: Опять же – через нервную систему. А дальше, как вы понимаете, срабатывают компенсаторные процессы, и реагируют другие системы – сердечно-сосудистая, эндокринная.

Ольга Копылова: А геопатогенные зоны, о которых сейчас так много говорят? В Москве даже есть специальный институт, который проводит исследования в этой области. Они обследуют реки, овраги, строения на разломах...

Юрий Григорьев: Я с доверием отношусь к учёным, у которых есть объективные данные. Тем более, я являюсь консультантом во Всемирной организации здравоохранения. Я нахожусь как бы немного в стороне от этой проблемы и не берусь комментировать эту ситуацию.

Ольга Копылова: Потому что пока нет достоверных научных данных?

Юрий Григорьев: Проблема не только в том, что у меня нет научных данных. Требуется еще много объективной работы.

Ольга Копылова: Большое спасибо! Давайте теперь остановимся на мерах профилактики, методах самозащиты. Итак, что мы всё-таки можем ещё сделать, чтобы обезопасить себя? Давайте вернёмся к сотовым телефонам. Мы говорили о том, как тщательно их нужно выбирать. Сейчас много разговоров ведется о работе телефона, например, в режиме ожидания. Сотовый телефон опасен, и особенно опасны эсэмэски, которыми без конца обмениваются наши дети. Они просто перестали общаться: всё время, сотнями в день, шлют друг другу сообщения. Говорят, что в тот момент, когда человек посылает СМС-сообщение и держит телефон на уровне груди, а он делает это часто, регулярно, может проявляться негативное влияние на сердце и другие внутренние органы. Как вы можете это прокомментировать?

Юрий Григорьев: Вы сразу задали много вопросов. Ситуация не только в СМС-ках. Дети очень много времени уделяют мобильным телефонам. И всё это время идет облучение. Итоги мы, по-видимому, сможем подвести через несколько лет. Такова моя точка зрения, такова точка зрения Всемирной организации здравоохранения. Не зря в ВОЗе существует уже десять лет международная программа "Электромагнитные поля и здоровье человека", она появилась практически одновременно с ростом популярности мобильной связи.

Что касается методов безопасности, то нужно как можно реже разговаривать, а также посылать СМС-сообщения по сотовому телефону. Использовать те гарнитуры, которые предусматривают вынос сотового телефона подальше от мозга. Мне задают вопросы: а вынос куда? Это вопрос предпочтений: кому что важнее – попа или мозг? Выбирайте сами!

Ольга Копылова: Ещё говорят о том, что, например, в машине это самое излучение СВЧ переотражается от металлического кузова и значительно усиливает его вредное влияние. Так же и в метро, и в любом электропоезде, поэтому рекомендуют как можно реже там пользоваться мобильными телефонами. В машине – в том числе. Хотя сейчас, например, стало возможно пользоваться мобильным телефоном в московском метро, даже во время движения поезда. И все звонят.

Юрий Григорьев: Мы проводили изменения в машине, я не могу сказать, что идет столь значительное переотражение. Разговаривать, конечно, можно, но лучше при этом остановить машину. Что касается метро, то да, здесь проблема есть, потому что пока мы не можем получить точные данные об измерениях полей, которые там возникают. В метро действительно идет очень много переотражений.

Ольга Копылова: Говорят, что в условиях неустойчивого приема мощность излучения аппарата автоматически повышается. В Москве есть здания и офисы, где вообще не пробивается связь, а люди пытаются её установить, выходят на лестницу, ищут место.

Юрий Григорьев: Я подтверждаю: мощность в этих случаях действительно увеличивается, и эта ситуация в целом является неблагоприятной. С другой стороны, как я уже сегодня упомянул, есть телефоны, кода станция находится близко, вредное воздействие электромагнитных полей уменьшается автоматически. В тех местах, где плохая сотовая связь, лучше не звонить, целесообразнее даже выключать телефон.

Ольга Копылова: Юрий Григорьевич, а теперь давайте пройдёмся по стандартной квартире, по её комнатам и коротко дадим какие-то рекомендации?

Юрий Григорьев: Давайте.

Ольга Копылова: В спальне чего нельзя, что можно – относительно электроприборов?

Юрий Григорьев: В спальне не надо держать базу шнурового телефона, это ясно. Лучше не иметь электронных часов и другой электронной аппаратуры.

Ольга Копылова: Я слышала, что если в комнате есть розетка, то даже от розетки может идти излучение. У головного конца кровати розетку иметь нежелательно?

Юрий Григорьев: Да, 50 герц идут. Но страшны не столь эти 50 герц, сколько электромагнитные наводки, которые тоже идут из розетки. В Америке уже появились специальные фильтры, когда вставляешь их в розетки, эти наводки исчезают.

Ольга Копылова: А говорят ещё, что из розетки нужно обязательно вынимать шнуры, даже если, к примеру, не включены лампы. От шнуров тоже идет излучение. Особенно это касается спальни, кабинета, детской, где люди постоянно находятся.

Юрий Григорьев: Не так давно мы обследовали спальню, где было очень высокое излучение. Оказалось, дело в том, что за её стеной находится вход в другую квартиру. Там были установлены охранные и другие устройства, и всё это светило на подушку.

Ольга Копылова: Давайте теперь коснёмся кухни. Мы говорили о микроволновках. Но, говорят, излучение идет ещё и от холодильников, причем нового поколения, которые работают без инея.

Юрий Григорьев: От холодильника надо сидеть подальше, на расстоянии до полутора метров.

Ольга Копылова: Спасибо. А если мы говорим о кабинете, где человек очень много времени проводит у монитора. Какие рекомендации вы можете дать относительно компьютера?

Юрий Григорьев: Его нужно обязательно заземлить и помнить, что облучение всё время идет, за счёт питания и так далее. Что касается эргономии – это уже другой вопрос.

Ольга Копылова: Спасибо огромное! В одном вполне уважаемом научно-популярном издании я прочитала такой несколько курьёзный совет. В качестве средства самозащиты от электромагнитных излучений читателям предлагалось самостоятельно изготовить отражающий экран из металлической проволочной сетки, которую следовало бы надевать под одежду и носить в течение дня. По-моему, намного проще просто отказаться от некоторых высокотехнологичных игрушек XXI века, не держать электроприборы всё время включенными, а ту технику, которая нам действительно необходима, использовать умеренно, аккуратно и с учётом тех рекомендаций, которые вы услышали в нашей сегодняшней программе "Посоветуйте, доктор!"

В нашей передаче принимал участие доктор медицинских наук, профессор, председатель Российского национального комитета по защите от неионизурующих излучений, член научно-консультационного комитета программы ВОЗ "Электромагнитные поля и здоровье человека", научный руководитель Центра электромагнитной безопасности при Институте биофизики Минздрава России Юрий Григорьевич Григорьев.

Юрий Григорьев: Всего хорошего, до свидания!