пятница, 6 июня 2008 г.

Почему-то дрожат стекла в школе №21

Трехэтажный корпус школы, повернутый к лесу, время от времени... трясет. Стекла дрожат, как после взрыва. Никто не знает, с чего бы это? Военных поблизости нет, как и тайных бункеров. Двадцать первая школа — в районе Старой Подусовки, на улице Гагарина. Рядом лес — высокие красивые сосны. За ними кафе «Айгун» и то, что осталось от кинотеатра «Жовтень». Спокойное место, здесь любят гулять мамы, няни с детьми, молодежь, собачники, наркоши...

ИЗМЕРИТЕЛЬ ЭЛЕКТРОМАГНИТНЫХ ИЗЛУЧЕНИЙ ПОКАЗАЛ НУЛИ
Есть во дворе двадцать первой школы любимое место всего района — горка. Зимой дети летят с нее на санках, ранцах и просто на попах, летом сбегают вниз. Если бдительная мамаша, наблюдающая за передвижениями ребеночка, стоя возле горки, поднимет голову и посмотрит налево, увидит базовую станцию мобильной связи. В первую минуту кажется, что антенны расположились прямо на крыше школы. На самом деле базовая станция на трубе котельной «Облтеплокоммунэнерго», что за школой.

Неподалеку еще одна базовая станция, на крыше бывшего кинотеатра «Жовтень». Они работают круглосуточно. Не много ли? Как они действуют на детей, деревья? Безопасно ли здесь гулять?

Чтобы выяснить это, мы обратились в областную санстанцию, к главному государственному санитарному врачу Николаю Донцу: «Уважаемый Миколо Петровичу! Обращаемся к вам с просьбой: посодействовать организации проведения измерений уровня излучения базовой станции мобильной связи на территории городской школы № 21 с целью определения, не существует ли угрозы здоровью школьников и жителей окружающих домов. Подобные намерения в другом месте недавно была инициирующей компания «Киевстар». И т.д.

Специалисты санстанции контролируют размещение базовых станций мобильной связи. Свое слово — устанавливать или нет — иногда говорит и горсовет, который, как известно, возглавляет бывший ученик школы № 21 Александр Соколов.

В прошлый четверг замеры были сделаны. Их проводил в присутствии директора школы Тамары Очерет и журналистов «Вести» санврач Михаил Величко.

Сначала мы рассмотрели свидетельство, официальныq документ, подтверждающий, что прибор, которым производились измерения, исправный и поверенный. Называется он измеритель электромагнитных излучений и стоит почти 70 тысяч гривен.

— Базовую станцию возле школы №21 установил ООО «Астелит» (Лайф). Разрешение они получили от центральной санстанции, — говорит Михаил Викторович.

— Той, что в Киеве?

— Да. Есть санитарный паспорт. Все в пределах норм.

— Мощная ли это станция?

— Как несколько работающих мобильных телефонов. Самые мощные в области — радиотелевизионные передатчики. Там мощность измеряется в киловаттах. А здесь в ваттах.

Стоим возле котельной, под самой станцией. Михаил Викторович включает прибор. На дисплее нули. Норма излучения — 2,5 микроватта. Может, не включено?

— Давайте проверим. Наберите вызов на своем мобильном.

Так и делаем. На дисплее прибора тут же запрыгали цифры. Аж до 173!

Отсюда вывод — не стоит долго и часто разговаривать по мобильнику. А покупая модель, поинтересоваться — а как тут уровень электромагнитного излучения? Есть ли сертификат соответствия на товар, что в нем указано?

Переходим в школьный двор, над которым нависает антенна. И здесь прибор показывает нули.

Самое большое излучение — на уровне размещения антенн базовой станции. Поэтому и крепят их повыше.

— Если долго находиться там, в непосредственной близости от базового центра, станет плохо. Увеличится температура тела, появится головная боль, — объясняет Величко.

— Так давайте поднимемся ближе к этому самому центру, на третий этаж школы, — предлагаем мы.

И здесь прибор показывает нули. То же самое и во дворе школы. Идем в лес. Тоже нули. Где-то посредине между базовыми станциями «Астелит» (возле школы) и «UMC» (на кинотеатре «Жовтень») тоже нули. Никакого излучения прибор не фиксирует.

— А как же сосны? Их верхушки почти на уровне станций.

— Возможно, они немного нагреваются.

— Каждый день? К чему это приведет?

— Не знаю. Наша служба отвечает за здоровье людей, — говорит Михаил Викторович. — Станция возле школы с 2006 года, на кинотеатре — с 2007. Ничего соснам, как видите, не сделалось. Зеленые, цветущие.

— Значит, опасности нет?

— Нет. Люди воспринимают базовые станции мобильной связи с опасением, как и все новое. Когда-то выбегали с вилами на паровоз, боялись телефонов, электричества. Теперь кричат: «Не верим тому, что вы рассказываете о мобильной связи! Бандиты вы!» Бред! Санэпидемслужба контролирует, чтобы антенны размещались так, чтобы от них людям не было вреда.

Приятно ли видеть детям и родителям антенны базовой связи в непосредственной близости от школы? Тут неподалеку еще и восемнадцатая школа, и детский садик. Неприятно! Даже если опасности и нет, все равно проскакивает мысль — а вдруг? Мы привыкли не доверять властям. Ведь они ничего не сказали нам о Чернобыле сразу после взрыва, скрывали, пока могли. Люди, которые тогда молчали, и сейчас работают. Не все, но ведь остались! Да и вообще, не привыкла власть с нами откровенничать! Все, что можно, делают исподтишка.

Почему беспокойство за свое здоровье, за детей при строительстве, установке новых объектов не принимают всерьез как решающий фактор? Пока никто не видит, установили, мнения людей не спросили — привыкайте!

Впрочем:

— И без них нельзя! — т.е, без антенн мобильной связи, — сказал нам гуляющий с ребенком папа с улицы Транспортной Михаил Желдак.

Операторы придумали новый ход — камуфлировать антенны. Их не видят, нет и беспокойства. Вот вы, к примеру, замечали базовую станцию мобильной связи на католической церкви? А она там есть! Антенны покрашены в желтый цвет, как и церковь. Если не знать, что это, можно подумать — динамики.

«НИЧЕГО СЕБЕ ПОЛТЕРГЕЙСТ! ВСЮ ШКОЛУ ТРЯСЕТ!»
— Мы не связываем это с действием базовой станции мобильной связи. Но факт остается фактом — начиная с сентября 2006 года (станцию установили в августе, — Авт.) в школе периодически повторяется странное явление. Во всех частях школы, особенно в трехэтажном корпусе, что со стороны леса, дрожат стекла. Как после взрыва, — рассказывает директор школы №21 Тамара Очерет. — Это происходит днем, иногда во время уроков.

Когда такое случилось впервые, я позвонила в областную санстанцию, спросила, на каком основании установили антенны мобильной связи. Мне ответили — все законно, документы есть. Звонила в Фонд госимущества. Кстати, со мной установку не согласовывали, не предоставили параметров работы станции. Нет ни прибора, ни сравнительных таблиц, чтобы разобраться в уровне излучения. Строить вышки для антенн вдали от школ операторам мобильной связи дорого, а за аренду они платят копейки.

Когда стекла тряслись, мы выбегали из кабинетов. Думали, учения, где-то стреляют военные. Тяжелая артиллерия. Дрожание длилось недолго, где-то полминуты. Но его нельзя было не заметить. Я учитель физики. Знаю, что базовая станция — это направленное электромагнитное излучение. А стекла дрожали от низкочастотных механических колебаний. Почему такое было, мы не знаем. Собирались обратиться в МЧС.

— Такое происходит уже два года. Вот 26 марта, когда мы шили шторы на уроке, дрожали стекла. Ветра не было, погода хорошая. И 29 мая, — вспомнила учитель труда Лариса Швец.

— Стекла дрожали со стороны леса. Школа старая, да. Ну и что? Я работаю 35 лет, до 2006 года такого не было. Помню, окна тарахтят, ученики кричат: «Наверное, что-то взорвали! Землетрясение!» Дети часто жалуются на головную боль и давление, бегают к медсестре.

— Ж-ж-ж! Вот такой звук был. Мне кажется, раньше дети так не жаловались на самочувствие, — соглашается завхоз Мария Варапай. — Был случай, папа пришел за ребенком, и вдруг задребезжали стекла. «Что это? — спрашивает. — Вы куда-нибудь обращались?» Говорю, у нас уже целый год такое. Звук идет со стороны леса.

— Может, это полтергейст какой?

— Чтобы всю школу трясло? Вряд ли.

Возможно ли такое, чтобы в маленьком лесу на Старой Подусовке был источник механических колебаний, о котором бы никто не знал? Никто, кроме тех, кто его установил?
В школе № 21 сейчас 557 учеников. С каждым годом их меньше. В 1999-ом было 1200 учеников.

— Я связываю это с демографической ситуацией, — говорит директор школы Тамара Очерет. — Специализированные школы (№№1, 12, 15 и т.д., — Авт.). конечно, привлекают детей, но это не основная причина.